вход
регистрация
Я ПОКУПАТЕЛЬ
Я ПАРТНЕР
ЯЗЫК
ВАЛЮТА
Избранное
В избранном нет товаров
Перейти в каталог
Сравнение
В сравнении нет товаров
Перейти в каталог
Корзина
В корзине нет товаров
Перейти в каталог
ДАННЫЕ КОМПАНИИ
* Звездочкой отмечены поля, обязательные к заполнению.
Эл. почта*
Пароль*
Подтвердите пароль*
Компания*
Специализация*
Сайт
Фамилия
Имя
Отчество
Телефон 1*
Телефон 2
Должность*
Адреса магазинов
(заполнить для добавления информации о вашем магазине в раздел "Где купить")
Название*
Страна*
Регион*
Город*
Улица*
Дом*
Корп./Стр.
/
Торговый центр
Павильон
Телефон
Эл. почта
Сайт
Режим работы
Понедельник
 с
по
Вторник
 с
по
Среда
 с
по
Четверг
 с
по
Пятница
 с
по
Суббота
 с
по
Воскресенье
 с
по
Продукция Сивера, которая представлена в Вашей сети или магазине
 
профессионал
Сергей Сумберг (Нефёдов)
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Родной город: Санкт-Петербург
Год рождения: 1984

Раньше был спортсменом, теперь тренирует: альпинистов, скалолазов, роупджамперов.
Сделал больше 200 новых скалолазных маршрутов.
Инструктор, КМС. Чемпион России по альпинизму.

В «Сивере» с 2011 года.

Лучшие проекты:
Первое прохождение северной стены Аксу 5217 м (Киргизия) свободным лазаньем в связке с братом Андреем Нефёдовым, сложность до 7b (2011).

Восхождение на все 6 пятитысячников района Безенги (Кавказ) за рекордные 25 дней, в связке с Максимом Сотником (2012). Первое в истории выполнение программы за один сезон. В частности — Шхара по Томашеку за 20 часов от Джанги-коша до Джанги-коша. Знак «Звезды Безенги» N33.

Мировой рекорд в роупджампинге, Норвегия (2010).
На начало 2021 года держу неофициальный мировой рекорд ко количеству «покорённых» объектов — 86 разных мест, из них 56 скал.

Прохождение маршрута «Мачомбо» на Морчеке (Крым) свободным лазаньем (2010). В связке с братом Андреем Нефёдовым. Максимальная категория 7с+. Премия Risk.ru «лучший outdoor проект России».

Прохождение маршрута «Центр» на Морчеке (Крым), протяженностью около 350 метров, за 1 час 05 минут, в связке с Вячеславом Титовым (2013). С ним же — свободное прохождение «Фактор страха» на Кошку за 12 минут 07 секунд (110 метров).

Интервью

Ты уже много лет как переехал с семьей жить в Крым. Как поменялась твоя жизнь? Счастлив ли на новом месте?

Посещение Крыма «наездами» сменилось на постоянное проживание 9 лет назад. И я ещё ни разу об этом не пожалел. Бывает, смотрю «в инстаграмах», как знакомые путешествуют по всяким красивым местам и странам, иногда посещает зависть и мысль «а я тут в Крыму тухну». Потом улыбаюсь и думаю, что если где и «тухнуть», то здесь.

Когда переезжаешь, со временем всё равно обрастаешь бытовыми заботами. Мы нарожали четверых детей, появилась вялотекущая стройка, потом сломал ногу и долго мучался. То ощущение праздника, которое было во время посещений полуострова для тренировок и приключений, исчезло. В то же время, вокруг очень много красоты, и можно в любой момент пойти пешком или поехать в эпичные места, которые далеко не все посещены или полностью не исследованы, не впитаны. Всё это измеряется расстояниями не более трёх часов на машине. Начинаю ценить такую возможность, когда попадаю в обычный город на плоской равнине.

В Крыму красивая природа и климат, у меня есть возможность самореализации и перспективная трудовая деятельность, сюда приезжает много знакомых и новых интересных людей. Так что всё норм.

С твоим переездом на скалолазных спотах Бахчисарая добавилось несколько сотен новых маршрутов. Какого быть инициатором таких проектов и есть ли помощь от других? Где берешь вдохновение?

Бахчисарай за последние 10 лет сильно вырос и «поднялся». Но мой вклад там затерялся среди других энтузиастов, я больше работал в других районах. До 2017 года в основном делал линии на Зубе Морчеки, а с 2018 — около дома, в Баштановке (7 км. от Бахчисарая). И в других местах по чуть-чуть.  

Как-то делал несколько «пробивочных семинаров», но со временем понял, что мне комфортнее работать одному, ни с кем не состыковываясь. На семинарах почти не получается работать самому, превращаешься в организатора и обучающего. А кайф у меня не в этом, а в том, чтобы делать маршруты самому. Наверное, лучший вариант – ходить на скалы с уже всё умеющими людьми, не так одиноко и иногда можно друг другу помочь, обсудить линию, попить чаю.

Откуда берётся вдохновение? Нравится вывешиваться на верёвках там, где «ни ступала ни нога, ни рука человека», выбирать линию. От того, как сломаешь «живой» рельеф, как обработаешь острую зацепу, иногда зависит категория и красота маршрута. Это похоже на работу и первооткрывателя, и скульптора. Нравится сверлить и вклеивать крючья, выбирать под них места. Не нравится чистить мох-лишайник и много бить молотком, потом болит рука. Ещё, классно придумывать свои названия.

Люди благодарят за такой труд и это очень приятно. Как минимум ставят лайки. Во время карантина меня поддерживали донейшенами на Патреоне, под конец года оплата за один маршрут приблизилась к расценкам среднего промальпа, что тоже сильно добавляет мотивации заниматься этим дальше. Уходишь на весь день на скалу, и можешь сказать жене, что не просто так пошёл, а что-то и заработаешь. В Баштановке, где живу, я начал делать кемпинг, и маршруты вокруг деревни привлекут туда посетителей, ещё один плюсик в копилку вдохновения.

Ещё у меня есть такая галлюцинация — я иду по ещё не существующей тропе к новой скале, а воображение рисует как через несколько лет здесь хотят другие люди, скалолазы. Взрослые, дети, парни и девушки, семьи. И они здесь ходят, потому что ТЫ что-то сделал, направил какой-то поток энергии.

Ты также продолжаешь тренировать альпинистов и скалолазов. Видишь ли дальнейшее развитие в этом направлении? Есть ли среди учащихся молодые таланты?

Развитие проекта бурное, в основном потому что я научился доверять другим людям. Теперь школа альпинизма и скалолазания — это не я один во всех ипостасях. Базовые скалолазные курсы проводят и другие инструкторы, я оставил себе только специфические программы, для более опытных. Также мы проводим много ознакомительных скалолазных занятий для туристов, и водим их на виа феррату. Каждый год добавляю в список услуг что-то новое. У меня сформировался свой подход в проведении курсов и занятий, я пишу все программы, и инструкторы их придерживаются. Дают и что-то своё, но поверх необходимого минимума программы.

Назревает необходимость и желание сделать полноценную учебную «экосистему» – возможность новичку, попавшему в наш «клуб», начать с азов и за несколько лет дорасти до серьёзных восхождений. Чтобы так сделать, нужно выходить за границы Крыма — на Кавказ и в другие горы, добавлять лёд и высокие вершины.

Есть проблема разрядов и званий в альпинизме. Я бы не хотел с этой бюрократией связываться, но для приличной части людей это важно. Надо найти, как с наименьшими потерями времени и нервов сделать так, чтобы эти люди приходили учиться и к нам.

Из бывших учеников периодически кто-то делает крутые восхождения или получает мастерские звания. У меня нет чувства, что в этом много моей заслуги, я лишь эпизод в их линии жизни. Но то, что пользу приношу — в этом уверен.

Какое видишь развитие региона в спортивном и туристическом плане?

Буду говорить только про лазательную тематику.

Часть скалолазных районов на южном берегу Крыма находятся в заповеднике. С 2021 года за вход стали взимать плату и строже за этим следить. Даже Никитская расселина, скала в 100 метрах от шумного шоссе, требует оплаты за посещение. Это делает Бахчисарайский район ещё более привлекательным, и я рад что закрепился именно там.

На южном берегу много дворцов и правительственных дач, и сейчас строится ещё несколько комплексов. Находятся они как раз под самыми интересными альпинистскими стенами. Над скалами и под скалами стали дежурить люди с оружием, то пускать, то не пускать людей на тропы. Всё это оправдывается какими-то учениями, но это из-за этих дворцов и людей, их посещающих. Будет ли жёстче, я не знаю, но момент неприятный. На этих стенах большой потенциал для спортивных мультипитчей, но делать их в такой неопределенности особого желания не возникает. Можно сделать, а потом годами на них нельзя будет лазать, кто знает?

Так что, я за «Бахчик».

Также ты заметно увлекся матчастью и написанием книг. Расскажи, что уже готово, а что находится в работе?

Много лет писал «Энциклопедию Роупджампинга». Всеобъемлющий учебник по всем сторонам вопроса. Черновик объёмом 500 страниц, форматаА4, уже два года пылится на компьютере. То время, которое тратил на написание, сейчас перенаправил на школу альпинизма-скалолазания и на строительство кемпинга. В этих сферах много задач, которые я не решал раньше и которые требуют обучения и внимания.

При этом понимаю, что Энциклопедия – это в каком-то роде «Life time achievement» (достижение жизни), и что сейчас я его размениваю на что-то более приходящее. Но семья большая, и нужно решать вопрос с жильём – в тот маленький домик, что мы купили ещё при Украине, давно не влезаем и снимаем «убогое жилище» в соседней деревне. Самоотверженно тратить сотни часов на книгу ради идеи, в такой ситуации стало невозможным, вот я и «пашу» пока в другом направлении. Но обязательно вернусь и доделаю.

Даже на обычные обучающие статьи не хватает времени. На стене висит огромный список тем, которых хотелось бы осветить, но руки не доходят…

Остаётся ли время на личную жизнь?

Последний год можно сказать что нет. Лучик света — это ежегодное авто-путешествие с детьми по России. Один год ездили по Северному Кавказу и Абхазии, в другой доехали до Уфы, а в Крым вернулись через Астрахань и Дагестан. Крайний раз поднялись к подножию Эльбруса с севера, дошли до каменных грибов — младшему было всего 4 года, везде шёл сам!

В марте много лазал для разведки нового альпинистского курса, опять начал «втягиваться», захотелось продолжить. Нога беспокоит меньше, но привычку проводить время на скалах ради лазания, а не создания новых маршрутов или обучения других, нужно вырабатывать заново. Это классное чувство.

Ждать ли новых проектов в будущем?

По роупджампингу точно. А ещё – по эпичным мультипитчевым маршрутам в Крыму и, чего жду с нетерпением — в больших и суровых горах. Мне очень нравится возможность лезть и не слишком заморачиваться со страховой. Идеальный вариант – взять только оттяжки и наслаждаться процессом. Но таких маршрутов в больших горах России практически нет. Ниша очень трудоёмкая, но в то же время мне интересная, новая и не занятая. Хочется вау-эффекта и масштаба.

В рискованный спортивный альпинизм я уже вряд ли вернусь. Из-за травмы ноги и сустава на пальце руки. Маленькие дети тоже не придают желания рисковать и ходить на грани.

У каждого периода жизни свои плюсы и минусы, и их нужно принимать и радоваться тому что есть и что можно извлечь из ситуации.

Вернуться на старый сайт Old site